Вверх

ГКЧП

🞀 Другие статьи

Анатолий Головков, «Огонёк», 35/1991

Переворот

Августовский путч

19 августа, как бы ни сложилась судьба Отчизны, навеки останется черным днем календаря. Днем политического коварства и предательства. Днем крушения последних иллюзий. Несостоявшихся надежд.

Сознание человеческое устроено так, что трудно быстро свыкнуться с мыслью: для огромной измученной страны начался новый отсчет времени.

По ту сторону остались наши планы на будущее, наши попытки примкнуть к мировой цивилизации, чтоб перестать быть почти неконтролируемым ядерным пугалом? Позади — отмеренный временем шанс на создание нормального, не «демократизированного», а демократического общества? Неужто по эту сторону — обкатанный поначалу в Закавказье и уверенно примененный в стране режим чрезвычайного положения?..

Августовский путч

Ведя еще пару недель назад разговоры об «угрозе диктатуры», вряд ли кто-нибудь мог предположить, каким окажется день «X». Оставим в стороне цинизм восьмерки, захватившей власть: «бархатных», «честных» государственных переворотов не бывает. И в первые же часы его реакция тех, для кого предназначен новый порядок, оказалась вполне предсказуемой. Одни заперлись в обморочной тишине квартир, слушая однообразные радиовоззвания, другие ложились под танки возле здания российского парламента. Одни поспешили на всякий случай одобрить инициативу новоявленных вождей, другие пошли строить баррикады.

Всякий путч — это испытание челoвеческой совести. Ибо события такого рода не могут оставить в стороне никого. Трудно сказать, как бы все это могло произойти пару лет назад. Но сегодня — твердо убежден в этом! — не каждый рабочий может согласиться стоять у станка под дулом автомата. Не всякий журналист готов пойти в услужение путчистам. Не каждый человек в военной форме готов стрелять в безоружных соотечественников. Не каждый милиционер или омоновец, офицер КГБ станет содействовать террору и насилию, строительству нового ГУЛАГа.

Говорят, народ бывает достоин своего правительства. Что ж, возможно, настал час, когда любой из нас обязан разделить ответственность за случившееся. Поздновато нынче объяснять себе и другим, какие были у нас замечательные, добрые намерения. Налицо результат. А он таков, что Президент лишен права на слово. А усевшийся в его кресло «друг» будто бы только и озабочен тем, как сохранить предшественнику здоровье. Результат таков, что все выстраданное обществом за шесть лет перестройки просто-напросто отменено. Что мы не сумели отстоять, защитить свою свободу и, как ни горько об этом говорить, оказались ее лишены.

Августовский путч

Наглое попрание Конституции, ложь, изначально взятая за основу «новой политики», лицемерие и предательство одних и отчаянный героизм одиночек — ничто по сравнению с участью, которая нас ожидает. Однако даже и сегодня каждому честному гражданину еще не поздно спросить себя, к чему он готов.

Поддерживать противозаконную власть, рабски потворствовать ей, молчаливо наблюдать, как диктатура давит все и вся гусеницами танков, или все-таки попытаться вернуться на демократический путь. Вернуться повзрослевшими, поумневшими, более опытными и трезвыми, чтобы больше никакой переворот не застал нас врасплох. Постараться хотя бы в будущем застраховать себя от того, чтобы уже никто не смог в считанные часы накинуть на Родину нашу информационную удавку, запугать, унизить, навязать свою волю, не считаясь с мнением общественности. Что же для нас всех важнее сегодня — дрожать от страха, ожидая, какое еще «постановление» подарит путч, или заняться поисками возможных шансов? Риторический вопрос. Шанс не надо искать, он перед нами: это великая Россия, выбравшая суверенитет и независимость, это ее парламент, это законно и впервые в истории всенародно выбранный нами российский Президент. Позиция, занятая руководством самой большой республики Союза, тверда, определенна и непоколебима.

Августовский путч

И, несмотря на информационный террор, она услышана страной. «Призываем граждан России,— сказано в обращении Ельцина, Силаева и Хасбулатова,— дать достойный ответ путчистам и требовать вернуть страну к нормальному конституционному развитию». Она услышана московскими рабочими, выстроившими баррикады для защиты законной российской власти, услышана обществом, которое не согласно на рыночную экономику под пушечным дулом, честными офицерами армии, которые не желают стрелять в свой народ.

Всем нам, очевидно, предстоит немало испытаний. Не нужно быть пророком, чтоб предугадать, как, утвердившись в кремлевских кабинетах, новые диктаторы попробуют доказать, что этот режим не так уж плох. И могут снизить цены на спиртное, и откроют потайные закрома, заполнив магазины продуктами из неприкосновенного запаса, телевизорами, холодильниками, стиральными машинами, всем прочим ширпотребом, которым забиты военные склады.

И напечатают деньги, чтоб «повысить» зарплату, и станут заигрывать с пенсионерами и инвалидами при помощи подачек: режиму потребуются многочисленные сторонники. Но все это лишь ускорит экономический крах, распад государства, обнищание людей.

Беда, когда народ плохо помнит уроки собственной истории. Настоящее горе, когда он не в состоянии сделать из них выводы. И все-таки, как ни старались авторы государственного переворота, время для него упущено. То, что было возможно вчера, трудно осуществимо сегодня, ибо нация уже никогда не сможет забыть глоток свободы.

Фото Александра НАГРАЛЬЯНА и Марка ШТЕИНБОКА

Обзоры

статьи о данном событии

Переворот

Статья из журнала «Огонёк» за август 1991-го года, написанная по горячим следам августовского путча.

Москва 19 августа

Взгляд на августовский путч изнутри - прогулка по московским улицам, интервью Станислава Говорухина и Эдуарда Шеварднадзе.

фото ГКЧП
Основная информация
Дата19 августа 1991 г.